Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: хворьчество (список заголовков)
00:54 

Запишем это на совесть Мураками, или Многоножка.

I`ve been waiting for a long time to get these stories out. Tell me yours and I will tell you mine.
Многоножка была большой и живучей. И очень, очень старой. Ее шероховатый хитиновый панцирь местами потрескался, а кое-где из-под него сочилась прозрачная слизь. Впрочем, многоножка этого не замечала, ибо не видела саму себя.
Что можно о ней сказать?

Она устала... Она жила под землей.
Представьте себе, что вся ваша жизнь состоит из двух процессов.
Во-первых, из постоянного, мерного дыхания (тяжелый, но неглубокий вдох, а за долгий выдох; ощущается постоянная нехватка кислорода, как если бы каждый акт дыхания - с задержкой на минуту).
Второй процесс, неразрывно связанный с первым - это ползание по бесконечному туннелю. Вперед и вперед. Упорно. Одинаково. Тысячелетиями. Секунды липнут друг к другу как кленовый сок, как смола, как нефть, копятся часы, складываются дни, наконец, черными лужами падают на пол подземелья десятки, сотни тысяч лет. Для нас - невообразимо. Вдох - выдох - переставить две ноги - вдох - выдох - пауза - вперед на три шага - вдох - выдох - пауза - вдох - выдох...
Для многоножки это вся жизнь.

Может быть, тысячелетия скитаний наделили ее способностью к логическим построениям. Быть может, ей пришло в ее многоножью голову, что она вовсе и не имеет представления о чем-либо, кроме Подземелья. Быть может, ее даже как-то посетила нелепая идея остановиться и посмотреть, чем ей ответит подземелье (?)

Однако, в сущности, природа всех многоножек одинакова.
И многоножка упорно ползла, устав уже от всего. На свете есть много не самых приятных ощущений, но бесполезно сравнивать их с Усталостью. Усталость душит любое трепетание нашего разума, души, тела. Сравнивать Усталость со скорбью, грустью или гневом - все равно, что сравнивать пытки с казнью через повешение.

В какой-то момент многоножка вдруг осознала, что подземелье бесконечно (мы бы сказали, что оно замкнуто, но многоножка не обладала пространственным воображением). То есть раньше она просто, не задумываясь, шла, мучаясь в своем нелепом бытие, и не имея никакого понятия о расчленении реальности на отдельные кусочки. А после осознания сущности подземелья многоножка продолжила свой путь вперед и только вперед, однако теперь она познала безысходность. Безысходность наполнила ее нелепое существование, вплелась в чудовищный алгоритм вдохов, выдохов и продвижений вперед.

Как же закончить мне этот странный, нелепый, как сама эта многоножка, рассказ?

За вами выбор.
Кому-то понравится вариант многоножки, внезапно осознавшей возможность копаниявверх и выползшей на Поверхность.
Кому-то - вариант человека, проснувшегося на рассвете в холодном поту.
Кого-то удовлетворит в качестве концовки бесконечное скитание - дальше и дальше, вдох за выдохом, а после него два новых обреченных шага.

А если вы спросите меня...
Многоножка вдруг сделала то, что не делала еще ни разу за тысячелетия своего странствия. Она вздрогнула. И остановилась. По ее массивному телу пробежала рябь, на панцире обозначилась трещина, за ней другая, еще и еще...
И вдруг многоножка треснула, даже не успев напоследок выдохнуть воздух очередного вдоха. Из-под хитиновых останков хлынул поток маленьких блестящих от слизи новорожденных Многоножек; хлынул навстречу замкнутому подземелью, где приближение к Конечной цели одновременно является и удалением от нее.

Зачем такая масса серого, нудного текста? Да затем, что я сам - такая многоножка

21.03.08





@темы: хворьчество

20:58 

Опять про долбаного Я (...валфавите), или Придумки. Вотъ

I`ve been waiting for a long time to get these stories out. Tell me yours and I will tell you mine.
Я часто забываю свои сны...
Наутро вспоминаю лишь две вещи:
Что веяло дыханием весны,
Что сон дал обещание быть вещим..

Я крокозябр со странным цветом кожи...
Мне нравится смеяться,
Когда нечаянный прохожий
В день погожий
Шарахается, видя мою рожу...

Я Пан
В проекции на двадцать первый век,
Гефест железноногий,
Танцующий неистовую джигу,
Иной раз,
Читая захватившую вниманье книгу,
Творю из образов начала
новых
Мифологий.

Не лучше ли, чем факелом
Стремительно сгореть -
Отправиться в межзвездное
Скитанье?

Не лучше ль жить, не лучше ль умереть,
Почувствовав тревожное дыханье
Старости?

Все повторяется. Ничто не ново
И каждое является лишь отражением
Другого.

Я -

- Заводная птица с растянувшейся пружиной

- Закаменевший хамелеон -

- Патрон
От просверлившей сердце пули.




.












@настроение: озорное

@темы: хворьчество

22:05 

lock Доступ к записи ограничен

I`ve been waiting for a long time to get these stories out. Tell me yours and I will tell you mine.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:41 

Time and again

I`ve been waiting for a long time to get these stories out. Tell me yours and I will tell you mine.
Мы с ним шли по бесконечному коридору.
Двери в комнаты были заперты.

Стояла мертвая тишина.

В дрожащем воздухе вестибюля мы видели силуэты призрачных существ, будто бы сотканных из лунного света, сплошь крылатых и с закрывающими их лица волосами. Они свободно пролетали сквозь двери и нас; материальные преграды для них вовсе не существовали.

Корридор, по которому мы шли, проходил по галерее.
В ее открытые окна проливался ровный звездный свет, отраженный от мертвого моря. До самого горизонта тянулись гребни застывших волн. Казалось, море в свою предсмертную минуту вдруг разгадало великую тайну мироздания, да так и застыло, потеряв себя в осознании этой истины...

Не было ни тепло, ни холодно, хотя временами меня начинало знобить, не то от архаичного страха, не то от ощущения, что я приближаюсь к чему-то ключевому.

Спутник мой шел, ссутулясь и склонив голову набок, длинные пряди волос не давали разглядеть его лица.
Походка его была какой-то неестественной: создавалось впечатление, что он тяжело болен, и каждый шаг дается ему с великим трудом. Внезапно меня осенило, что природа моего загадочного спутника должна быть схожа с сущностью странных летающих существ, летающих вокруг нас.

- Открой свое лицо, - внезапно попросил я.
- Э т о н е п р а в и л ь н о. Т е б е т я ж е л о у д е р ж а т ь с я,
н о н е с л е д у е т д е л а т ь э т о г о.
- Господи, я... я не м-могу. Что это за место..?
- МНЕ НЕ СЛЕДУЕТ РАСКРЫВАТЬ ТЕБЕ СВОЕ ЛИЦО. читать дальше
- Я решился, покажи мне свое лицо. - Голос мой посуровел. Я нутром почуял, что решение принято глубоко ошибочное. При этом останавливаться было уже слишком поздно, да и не в моих силах.
- ЭТО ТВОЙ ВЫБОР, ВО ВЕКИ ВЕКОВ. Ты был занятным спутником, - последнюю фразу он произнес тихим шепотом. Слышалась в ней некая покорность и бесконечное сожаление.


С этими словами он встал, как вкопаный, на месте. Слух мой вдруг уловил звуки песни бесконечно печальной (ностальгирующей по бесконечности?) Слушая эту песню, я испытал дежавю, не мимолетный, но мучительный приступ; я понял, что разговор этот повторялся уже бесчисленное множество раз, и всегда ответ мой был одинаковым...

Внезапно исчезло все, кроме сонма ангелоподобных существ вокруг, и лица моего спутника, зависшего в темноте пространства.
Лицо проговорило:
"Мы едины в тебе, и ты един в нас. Смысл нашего существования заключен в тебе! Весь смысл этого момента - в тебе, Превосходящий!"
И я был каждым из них, и каждое из этих непостижимых сознаний было мной!

И вековечно летаем мы в бесконечных просторах вестибюля, освещенного лунным светом, и раз за разом странный человек приходит к нам, открывая единственную не запертую для него дверь, и один из нас провожает его - нашего Создателя - по коридору, каждый раз повторяя одни и те же слова.

И каждый раз цикл замыкается, и все начинается заново...
Не все загадки должны уходить во мрак.



26.12.07

@темы: хворьчество

Monuments and Melodies

главная